» » Сценарий спектакля «Алхимик» (написан Фроловой Л.С.)

Сценарий спектакля «Алхимик» (написан Фроловой Л.С.)


Здесь Вы можете скачать Сценарий спектакля «Алхимик» (написан Фроловой Л.С.) для предмета : Педагогика. Данный документ поможет вам подготовить хороший и качественный материал для урока.


Сценарий спектакля «Алхимик» (написан Фроловой Л.С.)

Действующие лица:

Сантьяго

Ребенок

Цыганка

Мельхиседек

Девушка, Фатима

Продавец кукурузы, Торговец хрусталем

Кассир

Юноша

Мудрец

Англичанин

Алхимик

Сердце

Пустыня

Солнце

Два охранника

Ветер

Автор

Девушки-овечки (4)


Реквизит:

Сумка, куртка Сантьяго

Книги

Фляга

Два камня: белый и темный

Хрустальные бокалы

Монеты

Пачка денег (не настоящих)

Научные журналы (для Англичанина)

Кувшин

Игрушка «Змея»

Обруч (для того, чтобы изобразить круг, куда заключается змея)

Ветка

Большой кусок ткани (изобразить Ветер, который перенесет Сантьяго в другое место)

Лопата

Ларец

Костюмы персонажей


Сцена 1.

Сантьяго сидит и читает книгу. Рядом с ним девушки-овечки. Подходит Девушка.

Д: Вот не знала, что пастухи умеют читать.

С (подняв на нее глаза): Пастухам незачем читать. Овцы могут научить большему, чем любая книга.

Д: Так зачем же читаешь ТЫ?

С: Я с детства мечтал посмотреть мир. Я хотел путешествовать. Но для этого нужно много денег. А отец дал мне всего три старинные монеты. На них я купил отару овец и с тех пор хожу с ними по всей Андалусии. А книги – это тоже целый мир.

Д: Да ты настоящий поэт.

С: Нет, я всего-навсего пастух. Правда, отец хотел, чтобы я стал священником. А каждый священник немного поэт, ведь ему ведомо слово Божие.

Д: Отчего же ты не стал священником?

С: Мне наскучили серые однообразные будни семинарии, и я сбежал.

Д: Моя жизнь тоже скучна и однообразна. Все мои дни похожи один на другой как две капли воды. Ты, наверное, тоже скучаешь со своим овцами?

С: Нет. Мы с моими овечками каждый день видим что-то новое.

Неизъяснимой полон красоты

Весь этот край, обильный и счастливый.

В восторге смотришь на луга, цветы,

На тучный скот, на пастбища и нивы,

И берега, и синих рек извивы…

Д (в зал): как бы я хотела увидеть всё это своими глазами!

С (в зал): Как бы я хотел остаться здесь навсегда! С этой девушкой мои дни не были бы похожи один на другой как две капли воды!


Сцена 2.

С. спит. Около него овечки, тоже спят. Приходит Ребенок. Играет с овцами. Потом берет Сантьяго за руку, и они оказываются около пирамид.

Р: Если снова окажешься здесь, отыщешь спрятанное сокровище. Оно лежит вот здесь… (хочет показать место, но С. просыпается)

С: Снова тот же сон. Уже второй раз. Что бы это значило? (Оглядывается) Смотри-ка, мои овечки словно чувствуют, что я проснулся. Так привыкли ко мне, что знают даже мой распорядок дня.

1О: А может, это ты изучил наши привычки и научился применяться к нашему распорядку?
2О: Скажи, зачем ты читаешь книги?

С: Я могу узнавать из них о дальних странах и незнакомых людях. А еще они удобны в качестве подушек.

3О: Но ведь мы можем научить тебя большему, чем книги.

С: Да, я всегда удивлялся, как вы можете быть счастливы только оттого, что вам хватает травы и воды.

4О: Ты наш лучший друг, пока знаешь лучшие пастбища Андалусии.

1О: И пусть мы отдаем человеку свою шерсть, свое общество и – время от времени – свое мясо, мы счастливы.

2О: Ведь всё в мире едино.

С: Это только с виду они глупые.

3О: Нет, мы не глупые.

4О: Мы совсем даже не глупые.

1О: Мы очень даже не глупые.

2О: А не глуп ли тот, кто так считает?

С: Я-то как раз утверждаю обратное. Вот лишь один пример. Как только я даю овцам возможность выбирать самим путь (к овцам: «Ну-ка, идите сами!»), на этом пути мне всегда встречается что-нибудь интересное. Только сами овцы не понимают, что каждый день находят новые пути.

1О: Новые пути?

2О: Что такое новые пути?

3О: Пути всегда один и те же.

4О: Ведь они все ведут к еде.

С: Может быть, и мы. Такие же?

ГОЛОС МЕЛЬХИСЕДЕКА (из-за сцены): Человеку дано право выбирать между тем, к чему привык, и тем, к чему тянет. Горе тебе, когда каждый твой день похож на другой. Ибо тогда ты перестаешь замечать то хорошее, что происходит в твоей жизни каждый день после восхода солнца.


Сцена 3.

Ц: Заходи, заходи. (Ведет в комнату, усаживает за стол. Сама садится напротив, берет за обе руки, читает молитву)

С (в сторону): Не похоже, чтобы старуха продала душу дьяволу. Ведь у нее даже есть святое сердце Иисусово. Для верности всё же прочитаю «Отче наш» (читает молитву)

Ц (не сводит глаз с линий руки С., бормочет): Так-так, очень интересно. (замолкает) (У С. начинают дрожать руки)

С (нарочито громким и уверенным голосом): Я не за тем пришел, чтобы ты мне гадала по руке.

Ц: Знаю, ты пришел, чтобы я растолковала тебе твой сон. Сны – это язык , на котором Бог говорит с нами. Я помогу тебе, есл это один из языков мира. Но если Господь обращается к ТЕБЕ на языке ТВОЕЙ души, я не смогу тебе помочь, ибо этот язык будет понятен только тебе. Так что говори…

С (в сторону): Похоже, я влип.

1О (из-за его стула): Но отступать некуда.

2О: Риск для пастуха дело привычное.

3О: То волки нападут на стадо, то засуха случится.

4О: Риск и придает соль твоей жизни.

С: Мне дважды приснился один и тот же сон


С. спит. Около него овечки, тоже спят. Приходит Ребенок. Играет с овцами. Потом берет С. за руку, и они оказываются около пирамид.

Р: Если снова окажешься здесь, отыщешь спрятанное сокровище. Оно лежит вот здесь… (хочет показать место, но С. просыпается)


Ц. внимательно смотрит, молчит. Потом берет ладони С. в свои и вглядывается в линии рук.

Ц: Сейчас я ничего с тебя не возьму. Но если найдешь сокровище, десятая часть – моя.

С (смеется): Значит, мои деньги остаются при мне?! Ведь я не нашел никаких сокровищ. Ты странная! (Успокаивается) Так растолкуй мне мой сон.

Ц: Этот сон на всеобщем языке. Я попытаюсь объяснить его тебе. Хоть это и трудно. За эти труды я и прошу у тебя десятую часть сокровища. Ну, слушай! (Таинственно) Ты должен попасть в Египет и найти пирамиды. Я сама о них не слушала, но раз ребенок тебе их показал, значит, они есть на самом деле. Вот и отправляйся к ним. Там ты найдешь сокровище и разбогатеешь.

С (с удивлением и разочарованием): И это всё?

Ц: Всё. А что ты хочешь услышать еще?

С (с досадой): Тьфу! Зря только время потерял. Ведь всё это я знал и без тебя.

Ц: Да, но ведь я сказала тебе не всё. Твой сон трудно разгадать. Чем необыкновенней что-либо, тем оно проще с виду, а смысл его может понять только мудрец. Я мудростью не отличаюсь, поэтому научилась гадать по руке. Так-то!

С: Как же я попаду в Египет?

Ц: Это уже не моя печаль. Я не умею делать сны явью. Это уже твоя забота.

С: А если я не попаду в Египет?

Ц: Что же? Я останусь без твоей платы за мое гаданье. Не тревожься – мне не впервой. А теперь ступай!..


Сцена 4.

С. идет по городу, покупает еду, меняет книгу и рассуждает сам собой.

С: Вот ведь как странно устроена жизнь. Старуха цыганка толковать сны умеет, а сделать их явью не может. Зачем тогда она их толкует? Какой в этом смысл? (Садится. Раскрывает книгу. Перелистывает несколько страниц) Ничего не понимаю. При чем здесь какие-то похороны? А имена какие мудреные! Язык сломаешь, пока выговоришь… Не-е-ет, если я когда-нибудь напишу книгу, у меня на каждой странице будет новый герой. Чтобы читателям не надо было запоминать , кого как зовут.

Рядом тихо усаживается Старик (Мельхиседек). Он указывает в зал и спрашивает

М: Чем они все занимаются?

С (сухо, делая вид, что погружен в книгу): Работают.

М: Я очень утомился и хочу пить. Не дашь ли ты мне воды?

С (молча протягивает флягу)

М: Что это за книга?

С (привстал, желая пересесть на другое место, но потом останавливается. Говорит в сторону): Отец учил меня быть вежливым и предупредительным к старшим. В конце концов старик всё равно уйдет по своим делам. (Протягивает старику книгу)

М: Гм… (оглядев книгу со всех сторон) Хорошая книга, о важных вещах, только уж больно скучная. Она о том, о чем написаны почти все книги. О том, что человек не в силах сам выбрать свою судьбу. Она старается, чтобы все поверили в величайшую на свете ложь.

С: А что это за величайшая на свете ложь?

М: А вот какая. В какой-то миг нашего бытия мы теряем контроль над своей жизнью, и ею начинает управлять судьба. Ничего более лживого нет.

С: Мне это трудно понять. А вы откуда будете?

М: Отовсюду.

С: Так не бывает. Никто не может быть отовсюду. Я вот, например, пастух, брожу по всему свету, но родом-то я из одного места, из городка, рядом с которым стоит старинный замок. Там я родился.

М: Ну, в таком случае я родился в Салиме.

С: А чем вы там занимаетесь?

М (хохочет): Чем занимаюсь? Я им правлю. Я — царь Салима.

1О: Какую чушь иногда несут люди!

2О: Уж лучше общаться с нами. Мы не говорим. Зато хорошо слушаем.

3О: Уж лучше ты, Сантьяго, читал книжки. Они поведают тебе невероятные истории и в тот момент, когда тебе это нужно.

4О: И уж, конечно, лучше не слушать тех, кто брякнет что-нибудь странное, а ты сидишь и не знаешь, что сказать в ответ.

М (к овцам): А вы бы лучше помолчали! Это говорю вам я, царь Мельхиседек.

Овцы: Мельхиседек? Мельхиседек… Мельхиседек! Мельхиседек!!!

С (как бы во сне): Мель-хи-се-дек…

М: Дашь мне десятую часть своего стада, я расскажу тебе, как добраться до пирамид.

С: А-а-а, так вас послала старуха цыганка…

М: Ты ошибаешься. (Берет веточку и начинает чертить на полу фигуры. С. следит за его движениями)

ГОЛОС АВТОРА. На песке, покрывавшем главную площадь маленького городка, он прочел имена отца и матери и историю всей своей жизни вплоть до этой самой минуты — прочел свои детские игры и холодные семинарские ночи. Он прочел имя дочки лавочника, которого не знал. Он прочел то, чего никогда никому не рассказывал: как однажды взял без спросу отцовское ружье, чтобы поохотиться на оленей…

С (робко): Почему царь разговаривает с пастухом?

М: Ты способен следовать своей судьбе. Каждый человек, вступая в пору юности, знает, какова его Судьба. В эти годы все ясно, все возможно, все под силу, и люди не боятся мечтать о том, что бы они хотели сделать в жизни. Но потом проходит время, и какие-то таинственные силы, вмешиваясь, стараются доказать, что следовать своей Судьбе невозможно. Силы эти лишь на первый взгляд кажутся недоброжелательными, а на деле они учат тебя, как найти Свою Судьбу. Они укрепляют твой дух и закаляют волю, ибо в мире нашем есть одна великая истина: кем бы ты ни был, чего бы ни хотел, но если чего-нибудь сильно хочешь, то непременно получишь, ибо это желание родилось в душе Вселенной. Это твое предназначение на Земле. Душа Мира питается счастьем человеческим. Счастьем, но также и горем, завистью, ревностью. У человека одна-единственная обязанность - пройти до конца Своим Путем. В нем — все. И помни, что когда ты чего-нибудь хочешь, вся Вселенная будет способствовать тому, чтобы желание твое сбылось.

(указывает в зал) Видишь торговца кукурузой? Спроси его, о чем он мечтал в детстве.

С (кричит): Почтеннейший, скажите, была ли у вас мечта в детстве?

ГОЛОС Продавца: Я мечтал странствовать по свету.

С: А потом?

П: Я решил накопить денег, чтобы в старости побывать в Африке.

С: И что же?

П: Я продаю кукурузу вот уже 20 лет. Ну, а Африка слишком далека…

М: Ему не дано понять, что у человека всегда есть всё, чтобы осуществить свою мечту.

С: Почему вы говорите со мной об этом?

М: Потому что ты способен следовать своей Судьбе, а сейчас хочешь от нее отступиться.

С: И вы всегда появляетесь в такую минуту?

М: Всегда. Хоть могу представать и в другом обличье. Я способен приходить, как приходит в голову удачная мысль или верное решение. Бывает, что в переломный момент я подсказываю выход из затруднительного положения. Всего не упомнишь. Но обычно люди моего появления не замечают.

АВТОР: Тут юноша вспомнил, что разговор у них завязался из-за сокровища.

М: Сокровища выносятся на поверхность земли ручьями и реками, они же и хоронят их в недрах земли. А если хочешь узнать об этом кладе поподробней — отдай мне каждую десятую овцу в твоем стаде.

С: А может, лучше десятую часть сокровищ?

М: Если посулишь то, чем не обладаешь, потеряешь желание обладать. Я жду тебя завтра здесь же. (Старик уходит)


Сцена 5.

С. один, пытается читать книгу. С досадой откладывает ее.

С: Может быть рассказать Продавцу кукурузы о его мечте? Нет. Не стоит. Он так привык к своему лотку, что я лишь напрасно растревожу его сердце. Иногда лучше всё оставить, как есть.

Идет по сцене–городу. Подходит к кассе.

С: Может быть, я завтра куплю у вас билет в Африку. Если я продам одну овцу, мне хватит денег?

Кассир: Конечно, хватит.

С. уходит.

Кассир: Ну, вот еще один мечтатель. Хочет путешествовать, а у самого ни гроша в кармане.

С. усаживается, овцы около него. Он всматривается вдаль, словно глядит на Африку.

С: Зачем мне повстречался этот старик? Без него мне было так легко и спокойно. Почему ни он, ни старуха не учли, что я всего-навсего пастух?

1О: Наш пастух очень привязан к нам.

2О: Привязан и всё знает о нас.

3О: Если он решится уехать, нам будет не хватать его.

4О: Будет не хватать. Но очень недолго. Скоро мы привыкнем быть с другим пастухом.

С: Когда-то я оставил отца и мать, теперь хочу оставить своих овец… Но я же должен выбрать между тем, к чему привык. И тем, к чему стремлюсь.

АВТОР: Пока Сантьяго думал, всё время дул ветер, который в Андалусии называли «левантинцем», ведь он надувал паруса мавров родом из Леванта. Он приносил запахи Африки, Египта, приключений. И Сантьяго завидовал ему, ведь никто не стоял у него на пути.

С: А кто стоит у меня на пути?.. Никто. Я сам.


Сцена 6.

С: Я привел вам моих овец. Удивительное дело: мой друг тут же купил у меня всю отару и сказал, что всю жизнь мечтал стать пастухом. Это доброе предзнаменование.

М: Так всегда бывает. Это называется Благоприятное Начало. Вот если бы ты впервые в жизни сел играть в карты, то почти наверняка выиграл бы. Новичкам везет. Жизнь хочет, чтобы ты следовал своей Судьбе, и возбуждает аппетит вкусом удачи.

С: Ну, так где же искать сокровища?

М: В Египте, возле пирамид.

С: И это всё? Но это мне уже известно! За что же вы взяли с меня плату?

М (невозмутимо, словно не слышал возгласа С): Ты найдешь туда путь по тем знакам, которыми Господь отмечает путь каждого в этом мире. Надо только суметь прочесть то, что написано для тебя.

(Старик протягивает ему два камня) Вот, возьми. Они называются Урим и Тумим. Белый означает «да», черный — «нет». Когда не сумеешь разобраться в знаках, они тебе пригодятся. Спросишь — дадут ответ. Но вообще-то, старайся принимать решения сам. Ты уже знаешь, что сокровища — у пирамид, а овец я беру за то, что помог тебе принять решение.

С: Что я еще должен помнить?

М: Все на свете одно целое. Не забудь язык знаков. И — самое главное — не забудь, что ты должен до конца следовать Своей Судьбе.



Сцена 7.

Замок Мудреца. Много людей. Юноша подходит к Мудрецу.

Ю: Скажи мне, Мудрец, в чем секрет счастья!

М: Это непросто объяснить. У меня сейчас нет времени. Походи по замку и вернись через два часа. И еще у меня к тебе будет просьба - возьми с собой эту ложечку и смотри не разлей масло (протягивает чайную ложку с двумя каплями масла)

Юноша, не спуская глаз с ложки, ходит по замку. Снова возвращается к Мудрецу.

М: Ну, понравились ли тебе мои персидские ковры? Деревья и цветы в саду? Старинные фолианты и папирусы в библиотеке?

Ю: О Мудрец! Я ничего того не видел. Ведь я боялся пролить масло.

М: Ступай обратно, осмотри всё и возвращайся. Нельзя доверять человеку, пока не узнаешь, где и как он живет.

Юноша идет по залам, разглядывая всё вокруг.

М: Ну, понравились ли тебе мои персидские ковры?

Ю: Они мягкие, словно кожа младенца, и пушистые, словно шкура новорожденного ягненка.

М: А мой сад?

Ю: Он великолепен. Цветы благоухают и радуют глаз. Деревья дарят благословенную тень.

М: А моя библиотека?

Ю: Книги, собранные в ней, - кладезь мудрости веков.

М: А где те две капли масла, которые я просил не пролить?

Ю. с ужасом смотрит на ложку.

М: Вот это и есть единственный совет, который я могу тебе подать. Секрет счастья в том, чтобы видеть все, чем чуден и славен мир, и никогда при этом не забывать о двух каплях масла в чайной ложке.


С: Я понял. Я пастух. Я люблю странствовать. Но никогда не забываю о своих овцах.

Танец овечек.

М: Я верю в тебя, сын мой! (сложил руки и странным образом провел над головой С. Уходит. Овцы с ним.)


Сцена 8.

Автор. Денег от продажи овец Сантьяго получил немало. И они сразу проявил свое волшебное свойство: человеку с ними в толпе не так одиноко.

И вот он уже не в Андалусии, а в Африке. До пирамид еще очень далеко, однако первый шаг сделан. Остается не испугаться трудностей, а до конца идти по пути, предназначенному тебе судьбой.

А трудности не заставили себя ждать. Молодой человек приятной наружности посоветовал Сантьяго довериться ему, поскольку он знает местные обычаи и не позволит всяким ворам и обманщикам воспользоваться неведением человека, только-только прибывшего в Африку. Сантьяго отдал новому знакомому все деньги, но не отходил от него ни на шаг. И надо же было такому случиться, что на базаре ему на глаза попался меч невиданной красоты. Сантьяго показалось, что смотрел он на диковину лишь только одно мгновение. НО… этого мгновения хватило, чтобы его новый знакомый исчез, растаял как дым, как туман на рассвете. А с ним…


С: А с ним и все мои денежки. Когда солнце всходило сегодня утром, я был на родине, был пастухом, владел шестьюдесятью овцами и ждал свидания с дочкой суконщика. А теперь, на закате, он оказался в другой стране, стал чужим в чужом краю и даже не понимал, на каком языке говорят его жители. Он уже не был пастухом, он лишился всего — и прежде всего денег, а значит, уже не мог вернуться и все начать сначала.


1О: И все это — от восхода до заката.

2О: Иногда перемены так стремительны, что ахнуть не успеешь, не то что привыкнуть.

С: Плакать было стыдно.

3О: наш хозяин даже перед нами стеснялся плакать, если ему приходилось плохо.

4О: Однако рыночная площадь уже опустела, а он один и вдали от родины.

Автор: И Сантьяго заплакал.

С: Неужели Бог так несправедлив, взыскивает с тех людей, которые верят снам! Когда я пас своих овец, то был счастлив и распространял счастье вокруг себя. Люди радовались, когда я приходил к ним, и принимали меня как дорогого гостя. А теперь я печален и несчастен. И не знаю, что делать. Я стану злобным и недоверчивым и буду подозревать всех потому лишь, что один человек обманул меня. Я буду ненавидеть тех, кто сумел найти клад, потому что мне это не удалось. Я буду цепляться за ту малость, которой обладаю, потому что слишком мал и ничтожен, чтобы постичь весь мир. (открывает сумку, ищет в ней еду. Достает книгу, куртку, два камня)

Автор: Увидев их, Сантьяго испытал огромное облегчение. Он ведь обменял шесть овец на два драгоценных камня с нагрудника старика. Он их продаст, купит себе билет и вернется обратно. И Сантьяго сунул их в карман.

С: Да, именно так я и поступлю. А впредь буду осторожнее и не попадусь ни на какие уловки мошенников.

Мельхиседек (за зрительным залом): «Если ты чего-нибудь хочешь, вся Вселенная будет способствовать тому, чтобы желание твое сбылось».

С (обращаясь в пространство вокруг себя): Старик! Зачем ты напоминаешь мне об этом?! Теперь я уже не хочу никаких сокровищ. Я просто хочу домой.

1О: А может быть, ты просто испугался?

2О: Испугался и решил поберечь себя?

3О: Но ведь царь Мельхиседек всё еще с тобой, раз он говорит тебе эти слова.

4О: И разве ты сам не стремишься к приключениям?

С: Но ведь у меня нет денег. Я в чужой стране. Я не знаю здешних обычаев, здешнего языка.

М: Какой камень ты сейчас достанешь из кармана, если задашь вопрос: а сможешь ли ты добраться до пирамид?

С (достает камень): Урим. Значит, ответ ДА?!

М: Задай еще вопрос. Только не ошибись.

С (после недолгого молчания): Я найду сокровища? (лезет в карман, шарит там, но камней там больше нет, они провалились в прореху). Не знак ли это, что я должен сам принимать решение, читая знаки вокруг себя?

1О: Возможно, ты прав. Ведь ты поверил в свои силы. Зачем же отказываться от открывания новых миров?!

2О: Посмотри вокруг внимательно.

3О: Можно увидеть мир глазами пострадавшего от рук жулика, и тогда, конечно, ты будешь несчастлив.

4О: А можно посмотреть на мир глазами храбреца, который отправился на поиски приключений и сокровищ.

М: Какой взгляд на мир ты выбираешь?

С: Я — храбрец, отправившийся на поиски приключений и сокровищ.


Сцена 9.

Автор: Торговец Хрусталем смотрел, как занимается новый день, и ощущал обычную тоску, томившую его по утрам. Вот уже тридцать лет сидел он на крутом спуске в своей лавчонке, куда редко заглядывали покупатели. Теперь уже поздно было что-либо менять в жизни; торговать хрусталем — вот все, что он умел. Когда-то торговля хрусталем была делом выгодным, и он мечтал, как разбогатеет и сможет совершить паломничество в Мекку. Но изменилось время, а вместе с ним и город. Соседи-торговцы разъехались, а он остался, и никто не хотел подниматься в гору, чтобы зайти к нему в лавку.

Целое утро он смотрел, как проходят мимо редкие прохожие. За несколько минут до обеда у его витрины остановился юный чужестранец. Одет он был прилично, однако наметанным глазом Торговец Хрусталем определил, что денег у него нет. И все же он решил отворить ему и подождать, пока тот уйдет. Но Сантьяго, а это был он, как вы уже догадались, не ушел. Он предложил хозяину свои услуги.

С: Я могу помыть ваши стаканы: они очень запылились. А вы накормите меня хлебом.

Т.Х: Хорошо. Только хлебом я могу накормить тебя и просто так, ибо так велит долг гостеприимства. Но ты все-таки помой стаканы.

С: Зачем, если вы накормите меня и так?

Т.Х: И тебе, и мне надо очистить разум от дурных мыслей.

Автор: Прошло некоторое время. Сантьяго работал в лавке торговца хрусталем.

С: Давайте будем продавать в вашей лавке холодный чай. И наливать мы его будем в хрустальные бокалы. Те, кто попробуют его, обязательно захотят купить что-нибудь. Люди падки на красоту.

Т.Х: Зачем что-то менять, ведь покупателей от этого не прибавится?!

С: Я хочу, чтобы у вас прибавилось покупателей, а вы мне прибавили жалованье. Тога я смогу добраться до пирамид.

Т.Х: Зачем? Это всего-навсего груда камней. Ты сам во дворе можешь построить такую пирамиду.

С: Вы никогда не видели снов о приключениях.

Т.Х: Почему же? Я всегда мечтал попасть в Мекку. Только эта мечта и дает мне силы стоять здесь каждый день и продавать этот хрусталь.

Автор: Каждый видит сны по-своему.

С: Тогда тем более мы открываем чайную. (Кричит в зал): Заходите, заходите, у нас самый ароматный и вкусный чай во всем городе!


Подходят люди (все незадействованные непосредственно в предыдущей и последующей сценах актеры), пьют чай, хвалят (слышны возгласы: «И правда, вкусно!», «Ай да выдумка!», «Ничего вкуснее не пробовал!»), прицениваются к хрусталю, покупают.


Т.Х: Тебя мне словно Бог послал. Сегодня я понял вот что: если Божье благословение не принять, оно превращается в проклятье. Я ничего больше от жизни не хочу, а ты меня заставляешь открывать в ней неведомые дали. Я гляжу на них, сознаю свои неслыханные возможности и чувствую себя хуже, чем раньше. Ибо теперь я знаю, что могу обрести все, а мне это не нужно. И все-таки я скажу: МАКТУБ.

С: Что это значит?

Т.Х: Так суждено. (Оба уходят со сцены)


Автор: (на фоне его слов С. совершает проговариваемые действия) Юноша проснулся еще до восхода солнца. С тех пор как он впервые ступил на африканский континент, минуло одиннадцать месяцев и девять дней. Он надел арабский бурнус из белого полотна, покрыл голову платком, закрепив его кольцом из верблюжьей кожи, обул сандалии и бесшумно спустился вниз. Он сел на пороге лавки и достал из кармана толстую пачку денег.

С: На них можно купить и обратный билет, и сто двадцать овец, и разрешение вести торговлю между Испанией и той страной, где я сейчас нахожусь.

Т.Х. подходит и садится рядом.

С: Сегодня я уеду. Теперь мне есть на что купить овец, а вам — на что отправиться в Мекку.

Хозяин хранил молчание.

С: Благословите меня. Вы мне помогли.

Т.Х: Я горжусь тобой. Ты вдохнул жизнь в мою лавку. Но знай: я не пойду в Мекку. Знай и то, что ты не купишь себе овец.

С (удивленно): Кто это вам сказал?.

Т.Х: Мактуб. Да пребудет с тобой Бог.

Хозяин уходит.


Сцена 10.


С. один: Я провел здесь целый год, узнал много разных вещей, многому научился. Я понял, что язык везде один. Если ты хочешь, чтобы тебя поняли, тебя поймут. Я обрел уверенность в себе. Мне кажется, что весь мир может покориться мне…

1О: Мы ждем тебя, Сантьяго!

2О: Теперь у тебя достаточно денег, чтобы купить целую отару.

3О: Вспомни, ведь это мы учили тебя понимать мир.

4О: Весь мир – единое целое.

С (решительно, как бы избавляясь от наваждения): Нет, я не куплю себе овец. Не для этого я терпел безденежье. Не для этого работал. Вернуться в пастухи я всегда успею, а вот другого случая увидеть пирамиды может и не представиться.

М (Из зала): Мудрое решение. Иди своим путем. Вселенная готова помочь тебе.


Сцена 11.


Сидит Англичанин, перелистывает химический журнал. С недовольством оглядывается вокруг.

А: Какая дыра!.. Однако отступать некуда. Надо следовать знакам. А знаки показывают, что где-то в этой пустыне живет Алхимик, ему больше двухсот лет, он нашел Философский Камень и открыл Эликсир Бессмертия.

Автор: Всю свою жизнь Англичанин посвятил тому, чтобы отыскать тот единственный язык, на котором говорит Вселенная, — для того и учился. Сначала он увлекся эсперанто, потом религиями и наконец — алхимией. И вот теперь он свободно говорил на эсперанто, досконально знал историю разных вер, однако алхимиком еще не стал. Да, конечно, кое-какие тайны он открыл, но вот сейчас намертво застрял и уже не мог продвинуться в своих исследованиях ни на шаг.

А: Я должен своими глазами посмотреть на этого проклятого алхимика».

С (подходит к А.): Здравствуйте, почтеннейший! Куда вы направляетесь?

А: В пустыню. (снова уткнулся в книгу) (Себе под нос) Надо вспомнить всё, чему научился за десять лет. Вдруг Алхимик захочет проверить мои познания…

С. (тоже достает книгу, но не читает ее, а только держит раскрытой): Этот англичанин не очень-то дружелюбен. Может, быть я оторвал его от важных дел? И всё-таки нам придется подружиться, ведь и он, и я европейцы, и нам предстоит перейти пустыню вместе. (Достает камни, перекладывает из руки в руку).

А (вскрикивает): Урим и Тумим!

С. (поспешно убирает камни): Не продаются. Их мне дал царь.

А: Царь? Ты говорил с царем? (достает такие же камни)

С: А разве цари говорят с пастухами?

А: Пастухи первыми признали Царя, когда его еще не знал никто в мире. Так что вполне вероятно: цари разговаривают с пастухами, — и англичанин добавил, словно опасаясь, что юноша не понял: — Об этом есть в Библии, в той самой книге, которая научила меня, как сделать Урим и Тумим. Бог разрешал гадать только на этих камнях. Жрецы носили их на золотых нагрудниках.

Автор: Теперь уже Сантьяго не жалел, что пришел сюда. Его интерес рос с каждой минутой.

А (но как бы размышляя вслух): Быть может, это знак…

С: Кто сказал тебе о знаках?

А: Все на свете — знаки. Давным-давно люди говорили на одном языке, а потом забыли его. Вот этот-то Всеобщий Язык, помимо прочего, я и ищу. Именно поэтому я здесь. Я должен найти человека, который владеет этим Всеобщим Языком. Алхимика.


Сцена 12.


С. и А. идут словно бы по пустыне. А. читает книгу, почти не глядя себе под ноги. С., напротив, осматривается вокруг (как тот юноша, которому всё надо осмотреть, но при этом не забыть о двух каплях масла в ложке)


С: Я учился у овец, учился у хрусталя. Теперь меня будет учить пустыня. Она кажется мне самой древней и самой мудрой из всего, что я видел прежде. Это только кажется, что она нема, безгласна. Вот, например, дует ветер. Это тот самый ветер, что дует у нас в Андалусии.

Автор: Тут Сантьяго вспомнил о своих овцах. «Теперь они уж больше не мои, — думал он без особенной грусти. — Забыли меня, наверно, привыкли к новому пастуху. Ну и хорошо. Овцы, как и каждый, кто странствует с места на место, знают, что разлуки неизбежны. Интересно, за кого вышла замуж дочка суконщика? Скорее всего за пастуха, который тоже умеет читать и рассказывать невероятные истории — Сантьяго не один такой. То, что он почему-то был в этом уверен, произвело на юношу сильное впечатление: может, и он овладел Всеобщим Языком и знает теперь настоящее и прошлое всех на свете? «Предчувствие» — так называла этот дар его мать. Теперь он понимал, что это — быстрое погружение души во вселенский поток жизни, в котором судьбы всех людей связаны между собой. Нам дано знать все, ибо все уже записано».

С: Мактуб.

Автор: А однажды погонщик рассказал Сантьяго одну историю про себя. Он жил в деревушке, где у него были дом и сад, были дети. Однажды, когда урожай был особенно хорош, он с семьей на вырученные за него деньги отправились в Мекку — так он выполнил свой долг верующего и теперь уж мог умереть с чистой совестью. Он всем был доволен. Но вот задрожала земля, Нил вышел из берегов. То, что раньше не имело к нему никакого отношения, теперь коснулось и его. Он с ужасом смотрел, как погибает все нажитое и достигнутое. Земля после того перестала родить —ему пришлось сделаться погонщиком верблюдов. Тогда и открылся ему смысл слов Аллаха: не надо бояться неведомого, ибо каждый способен обрести то, чего хочет, получить — в чем нуждается.

С (Обращаясь к Англичанину): Ты напрасно не обращаешь внимания на караван. Присмотрись: как бы ни петлял он, однако неуклонно стремится к цели.

А: А ты напрасно не читаешь о мире. Книги заменяют наблюдения.

С: Я видел, как идет караван через пустыню. Он говорит с ней на одном языке, и потому-то она и позволяет ему пройти через себя. Пустыня проверит и испытает каждый его шаг и, если убедится, что он в безупречном созвучии с нею, допустит до оазиса. А тот, кто наделен отвагой, но не владеет этим языком, погибнет в первый же день пути. Это и есть магия знаков. Я вижу, как проводники читают знаки пустыни, — это душа каравана говорит с душой пустыни.

А (после паузы): Мне стоит обратить внимание на караван.

С: А мне — прочесть твои книги.

Автор (на фоне его слов С. берет поочередно несколько книг, перелистывает их, закрывает; Англичанин всматривается вдаль): Сантьяго прочитал все книги, которые вез с собой Англичанин. Тот же, в свою очередь внимательно в течение нескольких недель вглядывался в пустыню, всматривался в жизнь каравана.

А: Ну, и что ты понял?

С: Понял я, что у мира есть душа, и тот, кто постигнет эту душу, поймет и язык всего сущего. Еще я понял, что многие алхимики нашли свой путь и открыли Душу Мира, Философский Камень и Эликсир Бессмертия. (В сторону) А самое главное — я понял, что все это так просто, что уместится на грани изумруда.

А( с разочарованием, в сторону): Ничто не произвело на него впечатления: ни мудреные слова, ни странные рисунки, ни то, что эти книги огромны по объему знаний, таящихся в них. Он слишком примитивен, чтобы понять это. (К Сантьяго) Изучай свой караван. Мне от него было так же мало проку, как тебе — от моих книг.

Автор: И Сантьяго снова принялся внимать безмолвию пустыни. «У каждого свой способ учения, — подумал он. — Ему не годится мой, а мне — его. Но мы оба отыскиваем Свой Путь, и я его за это уважаю».


Сцена 13.

Располагаются в оазисе (нужны ветви деревьев) С. и А., девушки-овечки (в цветных платках), другие персонажи. На них со стороны смотрит Алхимик.


Алхимик: Много людей приходили и уходили, а оазис и пустыня пребывали вечными и неизменными. Песок тоже оставался прежним — таким, каким я помню его с детства. И все-таки мне почему-то радостно, когда я вижу, как на смену синему небу и желтому песку появляются перед глазами зеленые кроны деревьев. Быть может, Бог и сотворил пустыню для того, чтобы человек улыбался деревьям. НО… надо сосредоточиться. С этим караваном прибудет человек, которому я должен передать часть своих тайных знаний. (уходит)



Сцена 14.


А (к С.): Помоги мне найти Алхимика. Я знаю, что он живет где-то здесь.

С: Надо расспросить о нем. (Обращается к одной из девушек, в накинутом на голову черном платке) Здравствуйте, не знаете ли вы Алхимика?

Д-О1: Нет. Юноша, вам надо научиться уважать наши законы. К замужней женщине молодому человеку обращаться не следует. (Торопливо уходит)

С (обращается к Мужчине): Не знаете ли вы человека, который лечит все болезни?

Мужчина: Все болезни лечит только Бог. Вы что ищете колдунов? Тогда у нас есть великий колдун. Его очень уважают и боятся даже вожди нашего племени. Но видеть его можно только в том случае, если он сам этого захочет. (Уходит)

Подходит Девушка (=из начала, только в другой одежде). На голове у нее было покрывало, но лицо открыто. С. подходит к ней.


Автор: И тут — словно бы время остановилось и Душа Мира явилась перед ним во всем своем могуществе. Взглянув в глаза этой девушки, на ее губы, словно не знавшие, что им сделать: оставаться ли сомкнутыми или дрогнуть в улыбке, — Сантьяго в один миг уразумел самую важную, самую мудреную часть того языка, на котором говорит мир и который все люди постигают сердцем. Она называется Любовь, она древнее, чем род человеческий, чем сама эта пустыня. И она своевольно проявляется, когда встречаются глазами мужчина и женщина. Губы девушки решили наконец улыбнуться, и это был знак, тот самый знак, которого Сантьяго, сам того не зная, ждал так долго, который искал у своих овец и в книгах, в хрустале и в безмолвии пустыни.

С: Мактуб…

А: Ну, спроси же ее!

С: Как тебя зовут?

Д (опустив глаза): Фатима.

С: В тех краях, откуда я родом, многие женщины тоже носят такое имя.

Д: Так звали дочь Пророка.

С: Не знаешь ли ты человека, исцеляющего все болезни?

Д: Он владеет всеми тайнами мира. Он разговаривает с джиннами пустыни. Он живет вон там (махнула рукой и ушла).

Автор: Англичанин отправился искать Алхимика. А Сантьяго еще долго сидел у колодца и думал, что когда-то, еще на родине, восточный ветер донес до него благоухание этой женщины, что он любил ее, еще не подозревая о ее существовании, и что эта любовь стоит, пожалуй, всех сокровищ земных.


Сцена 15.

С. и Фатима.

С: Скоро я должен буду уйти отсюда. Меня ждет мой Путь.

Д: Уже на второй день после нашей встречи ты объяснился мне в любви. А потом рассказал о стольких прекрасных вещах — таких, как Всеобщий Язык и Душа Мира, — что я постепенно становлюсь частью тебя. Я забыла о своем прошлом, о наших обычаях, о том, как, по мнению мужчин нашего племени, должно вести себя девушке. С самого раннего детства я мечтала, что пустыня преподнесет мне подарок, какого в жизни еще не бывало. И вот я получила его — это ты.

Сантьяго хочет взять ее за руку, но Фатима продолжает крепко сжимать кувшин.

Ты говорил мне о своих снах, о старом царе Мельхиседеке, о сокровищах. О знаках. И теперь я ничего не боюсь, потому что именно они дали мне тебя. А я — часть твоей мечты, твоего Пути. И потому я хочу, чтобы ты не останавливался, а продолжал искать то, что ищешь. Ступай на поиски своего Пути. Ветер изменяет форму песчаных барханов, но пустыня остается прежней. И прежней останется наша любовь. Мактуб. Если я — часть твоего Пути, когда-нибудь ты вернешься ко мне.




Сцена 16.

А. сидит и что-то греет на огне. С. подходит к нему. Сначала внимательно смотрит, потом уходит. С. садится как бы на камень и смотрит вдаль.

Автор: Сантьяго надеялся, что безмолвная пустыня даст ему ответы на все его вопросы. И потому радовался каждой песчинке под ногами, каждому лучу солнца, каждому дуновению ветра. Но вот в небе показались два ястреба. ( две девушки в черных платках изображают драку ястребов). Один нападает на другого. (С. словно бы засыпает)

Сердце: Не спи, Сантьяго! Ты близок к постижению Всеобщего Языка, а в этом краю все, даже полет ястребов в небе, исполнено смысла.

С: Тогда скажи мне, что бы это значило? Ведь пустыня молчала так долго…Какой совет дает она мне?

Автор: Сантьяго мгновенно заснул, и ему привиделось, как в оазис заходят воины с обнаженными саблями. Видение оставило впечатление тревоги. Сантьяго очнулся так же быстро, как и заснул. Видение воинов стояло перед его взором. Он слышал, что иногда человеческие видения становятся реальностью в пустыне.

С: Но я не хочу, чтобы в оазис вошло войско! Что же делать?

Сердце: Иди к вождям. Они люди пустыни и привыкли верить знакам. Расскажи им всё, что видел.

Автор: И Сантьяго пошел к вождям. Они внимательно выслушали юношу и пообещали назавтра поджидать врага. Однако, сказали они, наша земля не любит оружия. Если никто не придет и наше оружие не обагрится кровью врагов, то мы обратим его против тебя.

С: Что ж? Всякий день годится, чтобы быть прожитым или стать последним. Все зависит от слова «Мактуб». Если завтра я умру, значит Бог не хочет изменять будущее. Но я умру, уже успел одолеть пролив, поработать в лавке, пересечь пустыню, узнать ее безмолвие и глаза Фатимы. Ни один мой день не пропал впустую. И если завтра мои глаза закроются навеки, то они все же успели увидеть много больше, чем глаза других пастухов.

Внезапное появление Алхимика ( в черном, лицо закрыто так, что видны только глаза).

Алхимик: Кто посмел растолковать полет ястребов над пустыней?

С: Я. Многие жизни будут спасены.

Алхимик: Никто не может избежать своей участи.

С: Я всего лишь услышал и понял то, что поведали мне ястребы. Они хотели спасти оазис.

Алхимик: Кто ты такой, что вмешиваешься в предначертания Бога?



С: Бог сотворил не только войско, но и птиц. Бог открыл мне их язык. Все на свете написано одной рукой.

—Алхимик: А что здесь делает чужеземец?

С: Я ищу свой Путь. Но тебе не понять, что это такое.

Алхимик (рассмеялся, а потом, успокоившись, сказал): Нельзя расслабляться ни на миг, даже когда одолел долгий путь. И нужно любить пустыню, доверять же ей полностью нельзя. Ибо пустыня — это испытание для человека: стоит отвлечься хоть на миг — и ты погиб. Если к тому времени, когда придут воины, голова у тебя еще останется на плечах, разыщи меня (уходит)

Автор: Так Сантьяго повстречал Алхимика.


Сцена 17.

Автор: На следующий день в оазис пришли люди, которые прятали под бурнусами клинки и сабли. Но к их приходу были готовы, и все пришельцы были убиты. Сантьяго назначили главным советником вождя. Но эта новая роль не радовала его, ведь она не приближала его к цели. И вот Сантьяго отправился искать Алхимика. Тот ждал его.

С: Зачем ты хотел меня видеть?

Алхимик: Знаки рассказали мне, что придет человек, которому я должен помочь.

С: Нет, это не я, это другой путник — англичанин. Это он искал тебя.

Алхимик: Прежде чем он меня найдет, ему предстоит много других встреч. Однако он на верном пути. Он смотрит уже не только в книги.

С: А я?

Алхимик: Если ты чего-нибудь хочешь, вся Вселенная будет способствовать тому, чтобы желание твое сбылось.

С (в сторону): Это оказался еще один человек, который поможет мне найти мой Путь. (Обращаясь к Алхимику) Ты будешь учить меня?

Алхимик: Нет. Ты уже знаешь все, что нужно. Я лишь сделаю так, чтобы ты добрался до цели и дошел до своих сокровищ.

С: Я уже нашел свое сокровище. У меня есть верблюд, деньги, которые я заработал, торгуя хрусталем, и еще полсотни золотых. Теперь на родине я стану богачом.

Алхимик: Однако все это ни на шаг не приближает тебя к пирамидам.

С: У меня есть Фатима. Это сокровище стоит всего остального.

Алхимик: От нее до пирамид тоже далеко. Завтра продай своего верблюда и купи коня. У верблюдов коварный нрав: они шагают и шагают без устали. А потом вдруг опускаются на колени и умирают. Конь же выбивается из сил постепенно. И всегда можно сказать, сколько еще он может проскакать и когда падет.

Автор: На следующий день Алхимик и Сантьяго отправились в пустыню, чтобы, как сказал Алхимик, юноша показал ему, насколько он умеет читать знаки и понимать язык пустыни. У Сантьяго не вышло найти в пустыне жизнь. Тогда Алхимик запустил руку в черную дыру в земле и вытащил оттуда змею. Это была смертоносная кобра. Алхимик начертил на земле круг и положил змею прямо в его центр, сказав, что она оттуда не выползет.

Алхимик: Я сам буду твоим проводником в пустыне.

С: Хорошо бы мне остаться в оазисе. Я ведь уже встретил Фатиму, а она мне дороже всех сокровищ на свете.

Алхимик: Фатима — дитя пустыни. Ей ли не знать, что мужчины уходят, чтобы потом вернуться. Она тоже обрела свое сокровище — тебя. А теперь надеется, что ты найдешь то, что ищешь.

С: А если я решу остаться?

Алхимик: Тогда ты станешь Советником Вождя. Женишься на Фатиме и первый год будешь жить с нею счастливо. Ты научишься любить пустыню. С каждым днем ты все лучше будешь разбираться в знаках, ибо нет учителя лучше, чем пустыня. Но минет год, и ты вспомнишь о сокровищах. Знаки будут настойчиво говорить тебе о них, но ты постараешься не обращать на это внимания, а свой дар понимания обратишь только на процветание оазиса и его обитателей. Вожди отблагодарят тебя за это. Пройдет еще год. Знаки будут по-прежнему твердить тебе о сокровищах и о твоем Пути. Ночами напролет будешь ты бродить по оазису, а Фатима — предаваться печали, ибо она сбила тебя с пути. Вспомнишь, что она ни разу не просила тебя остаться, потому что женщины пустыни умеют ждать возвращения своих мужчин. И тебе не в чем будет винить ее, но много ночей подряд будешь ты шагать по пустыне, думая, что если бы больше верил в свою любовь к Фатиме, то, глядишь, и решился бы уйти. Ибо удерживает тебя в оазисе страх — ты боишься, что больше не вернешься сюда. В это самое время знаки скажут тебе, что сокровищ ты лишился навсегда. Настанет четвертый год, и знаки исчезнут, потому что ты не захочешь больше замечать их. Поняв это, вожди откажутся от твоих услуг, но ты к этому времени уже станешь богатым купцом. И до конца дней своих ты будешь бродить между пальмами и пустыней, зная, что не пошел по своему Пути, а теперь уже поздно. И так никогда и не поймешь, что любовь не может помешать человеку следовать своим Путем. Если же так случается, значит, любовь была не истинная.

Автор: Алхимик разомкнул начерченный на песке круг, и кобра, скользнув, исчезла среди камней. Сантьяго вспомнил Торговца Хрусталем, всю жизнь мечтавшего посетить Мекку, вспомнил англичанина, искавшего Алхимика. Вспомнил и женщину, верящую, что пустыня однажды даст ей человека, которого она желает любить.


Сцена 18.

Сантьяго и Фатима.

С: Я ухожу. Но хочу, чтобы ты знала: я вернусь. Я тебя люблю, потому что…

Д: Не надо ничего говорить. Любят, потому что любят. Любовь доводов не признает.

С: …потому что видел сон, повстречал царя Мельхиседека, продавал хрусталь, пересек пустыню, оказался в оазисе и спросил тебя у колодца, где живет Алхимик. Я люблю тебя потому, что вся Вселенная способствовала нашей встрече. (С. и Ф. обнялись)

С: Я вернусь.

Д: Прежде я глядела в пустыню с желанием, а теперь буду глядеть с надеждой. Мой отец тоже не раз уходил туда, но всегда возвращался к моей матери.

С: Я вернусь, как возвращался твой отец. Ты плачешь?

Д: Я женщина пустыни. Но прежде всего я просто женщина.


Сцена 19.

Алхимик и Сантьяго идут словно по пустыне.

Алхимик: Не думай о том, что осталось позади. Все уже запечатлено в Душе Мира и пребудет в ней навеки.

С: Люди больше мечтают о возвращении, чем об отъезде.

Алхимик: Если то, что ты нашел, сделано из добротного материала, никакая порча его не коснется. И ты смело можешь возвращаться. Если же это была лишь мгновенная вспышка, подобная рождению звезды, то по возвращении ты не найдешь ничего. Зато ты видел ослепительный свет. Значит, все равно овчинка стоила выделки.

Автор: Он говорил на языке алхимии, но Сантьяго понимал, что он имеет в виду Фатиму. Трудно было не думать о том, что осталось позади. Однообразный ландшафт пустыни заставлял вспоминать и мечтать. Перед глазами у Сантьяго все еще стояли финиковые пальмы, колодцы и лицо возлюбленной. Он видел англичанина с его колбами и ретортами.

С: Мы были в пути уже восемь дней, когда Алхимик сказал мне.

Алхимик: Странствие твое близится к концу. Поздравляю. Ты не свернул со своего Пути.

С: А ты весь путь молчал. Я-то думал, ты научишь меня всему, что знаешь. Мне уже случалось пересекать пустыню с человеком, у которого были книги по алхимии. Но я в них ничего не понял.

Алхимик: Есть только один путь постижения. Действовать. Путешествие научило тебя всему, что нужно. Осталось узнать только одно.

С: Что же?

Автор: Но ответом ему было молчание. Алхимик смотрел в небо, куда выпустил ястребов.

С: А почему тебя зовут Алхимиком?

Алхимик: Потому что я и есть Алхимик.

С: А в чем ошибались другие алхимики — те, что искали и не нашли золото?

Алхимик: Ошибка их в том, что они искали только золото. Они искали сокровища, спрятанные на Пути, а сам Путь обходили.

С: Так чего же мне не хватает?

Алхимик: Я Алхимик, потому что я алхимик. Тайны этой науки достались мне от деда, а ему — от его деда, и так далее до сотворения мира. А в те времена вся она умещалась на грани изумруда. Люди, однако, не придают значения простым вещам, а потому стали писать философские трактаты. Но Изумрудная Скрижаль существует и сегодня.

С: А что же написано на ней?

Алхимик что-то чертил на песке.

С: А я вспомнил, что так же чертил на песке Мельхиседек. Похоже, с того времени прошли годы.

Алхимик: Вот что написано на ней.

Сантьяго приблизился и прочел.

С (Разочарованно): Так ведь это же шифр! Это вроде книг англичанина!

Алхимик: Нет. Это то же, что полет ястребов в небе: разумом его не постичь. Изумрудная Скрижаль — это послание Души Мира. Мудрецы давно уже поняли, что наш мир сотворен по образу и подобию рая. Само существование этого мира — гарантия того, что существует иной, более совершенный. Всевышний сотворил его для того, чтобы люди сквозь видимое прозревали духовное и сами дивились чудесам своей мудрости. Это я и называю Действием.

С: И я должен прочесть Изумрудную Скрижаль?

Алхимик: Погрузись в пустыню. Она поможет тебе понять мир. Нет надобности понимать всю пустыню — одной песчинки достаточно, для того чтобы увидеть все чудеса Творения.

С: А как же мне погрузиться в пустыню?

Алхимик: Слушай свое сердце. Ему внятно все на свете, ибо оно сродни Душе Мира и когда-нибудь вернется в нее.


Сцена 20.

С. и Сердце.

Сердце: Ты должен вернуться. Фатима ждет тебя, тоскует. Неужели ты не понимаешь, какую боль причиняешь ей?
С: Но ведь она женщина пустыни, и она обещала ждать меня.

Сердце: Конечно, она обещала. Но что она могла сказать тебе другое? Ведь если бы ты остался ради нее, она сошла бы с ума от понимания того, что именно она стала причиной твоей тоски.

С: Я ни о чем не тоскую.

Сердце: Ты стал бы тосковать о сокровище.

С: Так что же мне делать?

Сердце: Конечно, идти дальше.

С: Но ты же только что говорило обратное.

Сердце: Возможно, мне просто самому непонятно, что тебе посоветовать. Решай сам. А пока посмотри, как красива пустыня при свете восходящего солнца. Это солнце освещает твой путь к пирамидам. Давай всё-таки пойдем к ним, хорошо?

С (К Алхимику): А зачем мы должны слушать сердце?

Алхимик: Где сердце, там и сокровища.

С: Сердце у меня заполошное. Мечтает, волнуется, тянется к женщине из пустыни. Все время о чем-то просит, не дает уснуть всю ночь напролет, стоит лишь вспомнить о Фатиме.

Алхимик: Вот и хорошо. Значит, оно живо. Продолжай вслушиваться.

Сердце: А знаешь ли ты, как много людей отправлялось на поиски сокровищ и как много из них не вернулось к своим женам и любимым?

С: Я вернусь во что бы то ни стало.

Сердце: Ты даже не знаешь, что ждет тебя там, у пирамид. Ведь твой сон так и остался неоконченным.

С: Но ведь и цыганка, и Мельхиседек сказали мне одно и то же: мне нужно добраться до пирамид.

Сердце: От добра добра не ищут: у тебя и так уже есть возлюбленная и много золотых монет.

С: Сердце предает меня. Не хочет, чтобы я шел дальше.

Алхимик: Это хорошо. Это значит, оно не омертвело. Вполне естественно, что ему страшно отдать в обмен на мечту все, что уже достигнуто.

С: Так зачем же слушаться его?

Алхимик: Ты все равно не заставишь его замолчать. Даже если сделаешь вид, что не прислушиваешься к нему, оно останется у тебя в груди и будет повторять то, что думает о жизни и о мире.

С: И будет предавать меня?

Алхимик: Предательство — это удар, которого не ждешь. Если будешь знать свое сердце, ему тебя предать не удастся. Ибо ты узнаешь все его мечтания, все желания и сумеешь справиться с ними. А убежать от своего сердца никому еще не удавалось. Так что лучше уж слушаться его. И тогда не будет неожиданного удара.

Сердце: Я ничего не боюсь. Всё замечательно. Мы идем правильным путем. Главное – не остановиться и не сойти с него. А если я иногда жалуюсь, что ж, я ведь человеческое сердце, мне это свойственно. Все мы боимся осуществить наши самые заветные мечты, ибо нам кажется, что мы их недостойны или что все равно не сумеем воплотить их.

С: Мое сердце боится страдания.

Алхимик: А ты скажи ему, что страх страдания хуже самого страдания. И ни одно сердце не страдает, когда отправляется на поиски своих мечтаний, ибо каждое мгновение этих поисков — это встреча с Богом и с Вечностью.

С: Каждое мгновение — это встреча. Покуда я искал свое сокровище, все дни были озарены волшебным светом, ибо я знал, что с каждым часом все ближе к осуществлению моей мечты.

Сердце: Спасибо. Ты должен знать, что счастливый человек — это тот, кто носит в себе Бога. счастье можно найти в обыкновенной песчинке. Ибо для того чтобы сотворить эту песчинку, Вселенной потребовались миллиарды лет. Каждого живущего на земле ждет его сокровище, но мы, сердца, привыкли помалкивать, потому что люди не хотят обретать их. Только детям мы говорим об этом, а потом смотрим, как жизнь направляет каждого навстречу его судьбе, но, к несчастью, лишь немногие следуют по предназначенному им Пути. Остальным мир внушает опасения и потому в самом деле становится опасен. И тогда мы, сердца, говорим все тише и тише. Мы не замолкаем никогда, но стараемся, чтобы наши слова не были услышаны: не хотим, чтобы люди страдали оттого, что не вняли голосу сердца.

С: Почему же сердце не подсказывает человеку, что он должен идти к исполнению своей мечты?

Сердце: Потому что тогда ему пришлось бы страдать, а сердце страдать не любит.

С: Пожалуйста, как только я сделаю шаг прочь от своей мечты, подавай мне сигнал тревоги.

Алхимик: Твое сердце обратилось к Душе Мира.

С: А теперь что мне делать?

Алхимик: Продолжать путь к пирамидам. И не упускать из виду знаки. Сердце твое уже способно указать тебе, где сокровища.

С: Так мне этого не хватало прежде?

Алхимик: Нет. Не хватало тебе вот чего. Перед тем как мечте осуществиться, Душа Мира решает проверить, все ли ее уроки усвоены. И делает она это для того, чтобы мы смогли получить вместе с нашей мечтой и все преподанные нам в пути знания. Вот тут-то большинству людей изменяет мужество. На языке пустыни это называется «умереть от жажды, когда оазис уже на горизонте». Поиски всегда начинаются с Благоприятного Начала. А кончаются этим вот испытанием.


Сцена 21.

Автор: Когда до пирамид оставалось всего два дня пути, Сантьяго и Алхимик попали в руки воинов, которые сочли их своими врагами. Алхимик предложил им деньги Сантьяго и сказал, что этот юноша – великий колдун, который может уничтожить всё их войско силой ветра. Сантьяго всё твердил Алхимику, что он не умеет обращаться в ветер. Но Алхимик его успокоил: «Тот, кто идет своим Путем и знает Душу Мира, умеет всё». Тогда Сантьяго решил поговорить с пустыней.

С. и Пустыня.

С: Я не знаю, что мне делать. Завтра я умру. Потому что Алхимик умеет обращаться в ветер, а я нет.

Пустыня: Я понимаю твой страх. Ты ведь хочешь вернуться к Фатиме. А еще ты хочешь дойти до конца своего пути. Мне это понятно. Но я не могу тебе сочувствовать. Я – пустыня.

С: Пойми же меня и помоги мне, Пустыня. Где-то там, среди твоих песков, живет та, кого я люблю. И когда я гляжу на тебя, я вижу и ее. Я хочу вернуться к ней, а для этого мне необходима твоя помощь. Я должен обернуться ветром.

П: А что такое «любовь»?

С: Любовь — это когда над твоими песками летит сокол. Для него ты как зеленый луг. Он никогда не вернется без добычи. Он знает твои скалы, твои барханы, твои горы. А ты щедра к нему.

П: Клюв сокола терзает меня. Годами я взращиваю то, что послужит ему добычей, пою своей скудной водой, показываю, где можно утолить голод. А потом с небес спускается сокол — и как раз в те минуты, когда я собираюсь порадоваться тому, что в моих песках не пресекается жизнь. И уносит созданное мною.

С: Но ты для него и создавала это. Для того чтобы кормить сокола. А сокол кормит человека. А человек когда-нибудь накормит твои пески, и там снова возникнет жизнь и появится добыча для сокола. Так устроен мир.

П: Это и есть любовь?

С: Это и есть любовь. Это то, что превращает добычу в сокола, сокола — в человека, а человека — в пустыню. Это то, что превращает свинец в золото, а золото вновь прячет под землей.

П: Я не понимаю смысла твоих слов. Но я дам тебе пески, чтобы ветер мог взвихрить их. Но этого мало. В одиночку я ничего не могу. Попроси помощи у ветра.

Автор: (на фоне его слов Ветер совершает предписанные действия) Ветер приблизился к Сантьяго, коснулся его лица. Он слышал его разговор с пустыней, потому что ветры вообще знают все. Они носятся по всему миру, и нет у них ни места, где родились они, ни места, где умрут.

С: Помоги мне. Однажды я расслышал в тебе голос моей любимой.

В: Кто научил тебя говорить на языках пустыни и ветра?

С: Сердце.

В: Ты не можешь стать ветром. У нас с тобой разная суть.

С: Неправда. Покуда я вместе с тобой бродил по свету, мне открылись тайны алхимии. Во мне теперь заключены и ветры, и пустыни, и океаны, и звезды, и все, что сотворила Вселенная. Нас с тобой сделала одна и та же рука, и душа у нас одна. Я хочу быть таким, как ты, хочу уметь проникать в любую щель, пролетать над морями, сдувать горы песка, закрывающие мои сокровища, доносить голос моей возлюбленной.

В: Я как-то подслушал твой разговор с Алхимиком. Он говорил, что у каждого свой Путь. Человеку не дано превратиться в ветер.

С: Научи, как стать тобой хоть на несколько мгновений. Вот тогда и обсудим безграничные возможности человека и ветра.

Автор: Ветер был любопытен — такого он еще не знал. Ему хотелось бы потолковать об этом поподробнее, но он и в самом деле понятия не имел, как превратить человека в ветер. А ведь он мог многое! Умел создавать пустыни, пускать на дно корабли, валить вековые деревья и целые леса, пролетать над городами, где гремела музыка и раздавались непонятные звуки. Он-то считал, что все на свете превзошел, и вот находится малый, который заявляет, что он, ветер, способен еще и не на такое.

С: Это называется «любовь». Когда любишь, то способен стать кем угодно. Когда любишь, совершенно не нужно понимать, что происходит, ибо все происходит внутри нас, так что человек вполне способен обернуться ветром. Конечно, если ветер ему окажет содействие.

Автор: Ветер был горд, а потому слова Сантьяго раздосадовали его. Он стал дуть сильней, вздымая пески пустыни. Но в конце концов пришлось признать, что хоть он и прошел весь свет, однако превращать человека в ветер не умеет. Да и любви не знает.

В: Мне не раз приходилось видеть, как люди говорят о любви и при этом глядят на небо. Может, и тебе стоит обратиться к небесам, а?

С: Это мысль, — согласился Сантьяго. — Только ты мне помоги: подними-ка пыль, чтобы я мог взглянуть на солнце и не ослепнуть.



Автор: Ветер задул еще сильней, все небо заволокло песчаной пылью, и солнце превратилось в золотистый диск.

С: Ветер сказал мне, что ты знаешь любовь. А если так, то должно знать и Душу Мира — она ведь сотворена из любви.

Солнце: Отсюда мне видна Душа Мира. Она обращается к моей душе, и мы вместе заставляем травы расти, а овец переходить с места на место в поисках тени. Отсюда — а это очень далеко от вашего мира — я научилось любить. Я знаю, что если хоть немного приближусь к Земле, все живое на ней погибнет, и Душа Мира перестанет существовать. И мы издали глядим друг на друга и издали любим друг друга. Я даю Земле жизнь и тепло, а она мне — смысл моего существования.

С: Ты знаешь любовь.

Солнце: И знаю Душу Мира, потому что в этом нескончаемом странствии во Вселенной мы с ней много разговариваем. Она рассказала мне, в чем главная ее трудность: до сих пор лишь камни и растения понимают, что все на свете едино. И потому не требуется, чтобы железо было подобно меди, а медь ничем не отличалась от золота. У каждого свое точное предназначение в этом едином мире, и все слилось бы в единую симфонию Мира, если бы Рука, которая написала все это, остановилась в пятый день Творения. Однако был и шестой.

С: Ты мудро, ибо все видишь издали. Но ты не знаешь, что такое любовь. Не было бы шестого дня Творенья — не появился бы человек. И медь так и оставалась бы медью, а свинец — свинцом. Да, у каждого свой Путь, но когда-нибудь он будет пройден . А потому надо превратиться во что-то иное, начать новый Путь. И так до тех пор, пока Душа Мира в самом деле не станет чем-то единым.

Солнце (после некоторого размышления): А с чего ты взял, будто я не знаю, что такое любовь?

С: Да ведь когда любишь, нельзя ни стоять на месте, как пустыня, ни мчаться по всему свету, как ветер, ни смотреть на все издали, как ты. Любовь — это сила, которая преображает и улучшает Душу Мира. Когда я проник в нее впервые, она мне показалась совершенной. Но потом я увидел, что она — отражение всех нас, что и в ней кипят свои страсти, идут свои войны. Это мы питаем ее, и земля, на которой мы живем, станет лучше или хуже в зависимости от того, лучше или хуже станем мы. Вот тут и вмешивается сила любви, ибо, когда любишь, стремишься стать лучше.

Солнце: Ну, а от меня чего ты хочешь?

С: Помоги мне обернуться ветром.

Солнце: Природа знает, что мудрее меня ничего нет на свете, но и я не знаю, как тебе обернуться ветром.

С: К кому же тогда мне обратиться?

Автор: Солнце на миг задумалось: ветер, прислушивавшийся к разговору, тотчас разнесет по всему свету, что мудрость светила не безгранична. А кроме того, неразумно было бы бежать от этого юноши, говорившего на Всеобщем Языке.

Солнце: Спроси об этом Руку, Написавшую Все.

Автор: Сантьяго повернулся к Руке, Написавшей Все, и сейчас же ощутил, как Вселенная погрузилась в безмолвие. Он не осмелился нарушить его. Потом сила Любви хлынула из его сердца, и он начал молиться. Он ни о чем не просил в своей молитве и вообще не произносил ни слова, не благодарил за то, что овцы нашли пастбище, не просил ни посылать в лавку побольше покупателей хрусталя, ни чтобы женщина, которую он повстречал в пустыне, дождалась его. В наступившей тишине он понял, что пустыня, ветер и солнце тоже отыскивают знаки, выведенные этой Рукой, тоже стараются пройти своим Путем и постичь написанное на одной из граней изумруда. Он понял, что знаки эти рассеяны по всей Земле и в космосе и внешне в них нет никакого значения и причины. Ни пустыни, ни ветры, ни солнца, ни люди не знают, почему они были созданы. Только у Руки, Создавшей Все, были для этого причины, и только она способна творить чудеса: превращать океаны в пустыни, а человека — в ветер. Ибо она одна понимала, что некий замысел влечет Вселенную туда, где шесть дней Творения превращаются в Великое Творение. И юноша погрузился в Душу Мира, и увидел, что она — лишь часть Души Бога, а Душа Бога — его собственная душа. И он может творить чудеса. (звучание ветра)

Автор: Когда ветер перестал дуть, юноша оказался на другом конце лагеря, совсем не там, где он был в начале испытания. На следующий день вождь воинов отпустил и его, и Алхимика. Но Алхимик очень скоро распрощался с Сантьяго.

Алхимик: Дальше ты пойдешь один, ведь путь к пирамидам – это твой путь. (пожали руки и разошлись)


Сцена 22.

С. один.

Сердце: Будь внимателен. Там, где ты заплачешь, буду я, а значит, и твои сокровища.

Автор: И вот перед ним, освещенные луной и белизной песков, величественно высились пирамиды. Сантьяго упал на колени и заплакал. Он возблагодарил Бога за то, что тот дал ему поверить в Свою Стезю, свел его с Мельхиседеком, с Продавцом Хрусталя, с англичанином, с Алхимиком и — главное — что дал ему повстречать женщину пустыни, женщину, которая заставила его поверить в то, что любовь никогда не отлучит человека от его Стези. С высоты тысячелетий смотрели на юношу пирамиды. Теперь он, если пожелает, может вернуться в оазис, жениться на Фатиме и пасти овец. Жил же в пустыне Алхимик, который знал Всеобщий Язык и умел превращать свинец в золото. Сантьяго некому показывать свое искусство, некого дивить плодами своей мудрости: следуя своему Пути, он выучился всему, что было ему нужно, и испытал все, о чем мечтал. Но он искал свои сокровища, а ведь считать дело сделанным можно, лишь когда достигнута цель. Юноша стоял на вершине и плакал, а когда посмотрел вниз, увидел: там, куда падали его слезы, ползет жук-скарабей. За время странствий по пустыне Сантьяго узнал, что в Египте это символ Бога. Еще один знак был подан ему, и юноша принялся копать, но сначала вспомнил Торговца Хрусталем и понял, что тот был неправ: никому не удастся построить пирамиду у себя во дворе, даже если весь свой век будешь громоздить камень на камень.

Голоса приближающихся людей: Что ты здесь делаешь?

С: Ничего.

Охранник 1: Мы охраняем эти пирамиды. А может, просто поджидаем неумных путников, которые случайно забредут сюда. Нам нужны всего лишь деньги. Так что подавай их сюда.

С: Но у меня нет денег.

Охранник 2: Так не бывает. Все, кто сюда приходит, люди богатые. Иначе они не смогли бы сюда добраться. Давай деньги.

С: Вы можете обыскать меня, но у меня нет денег.

Охранники обыскивают его.

Охр 1: И правда, у него ничего нет. Странно.

Охр 2: Чего уж тут странного. Кто-то приволок его сюда и оставил умирать в пустыне. Так бывает. Слышишь ты, чужеземец, тебя оставили здесь умирать? (С. молчит) Так же было и со мной. Только я выжил. Мне приснился сон, что я должен отправиться в Испанию, отыскать там разрушенную церковь, где останавливаются на ночлег пастухи со своими овцами и где на месте ризницы вырос сикомор. Под корнями его спрятаны сокровища. Я рассказал про этот сон приятелю, а он обобрал меня до нитки, связал веревкой и оставил в лесу. Хорошо еще, что мимо проходили дровосеки. Они-то и спасли меня.

Охр 1: И что? Ты отправился в Испанию? Нашел сокровище?

Охр 2: Не такой уж я дурак. Я стал охранять эти пирамиды. По крайней мере у меня есть немного денег на еду. А Испания слишком далеко. К тому же это был только сон. (Уходят)

Автор: Сантьяго с трудом поднялся, в последний раз взглянул на пирамиды. Они улыбнулись ему, и он улыбнулся в ответ, чувствуя, что сердце его полно счастьем. Он обрел свои сокровища.


Сцена 23.


Автор: Юношу звали Сантьяго. Было уже почти совсем темно, когда он добрался до полуразвалившейся церкви. Он вспомнил, что однажды заночевал здесь со своей отарой. Сейчас он снова был здесь. Но на этот раз он не пригнал сюда овец. В руках у него была лопата. Он долго глядел на небо и думал о том, сколько дорог уже осталось позади, и о том, каким причудливым способом указал ему Бог на сокровища. Если бы он не поверил снам, не встретил старую цыганку, Мельхиседека, охранников пирамид… Сантьяго стал копать под корнями дерева.



С: Старый колдун, ты все знал наперед. Разве ты не мог меня избавить от испытания у пирамид?»

Голос Алхимика: Нет. Если бы я предупредил тебя, ты не увидел бы пирамид. А ведь они такие красивые, разве не так?

Юноша улыбнулся и продолжал копать.

Автор: Через полчаса лопата наткнулась на что-то твердое, а еще час спустя перед Сантьяго стоял ларец, полный старинных золотых монет. Там же лежали драгоценные камни, золотые маски, украшенные белыми и красными перьями, каменные идолы, инкрустированные бриллиантами, — трофеи завоеваний, о которых давным-давно забыла страна, добыча, о которой ее владелец не стал рассказывать своим детям… Сантьяго вытащил из сумки Урим и Тумим. Они лишь однажды, в то утро на рынке, пригодились ему: жизнь и без них давала ему верные знаки. Он положил их в ларец — это тоже часть его сокровищ: камни будут напоминать ему о старом царе, которого он никогда больше не встретит.

С: Жизнь и в самом деле щедра к тем, кто следует своим Путем. Как мудры цыгане! Должно быть, оттого, что много странствуют по свету Надо вернуться цыганке и отдать ей десятую часть сокровищ.

Автор: Он ощутил дуновение ветра. Это был «левантинец», прилетевший из Африки, но на этот раз он не принес с собой запах пустыни, не предупреждал о нашествии мавров. Теперь Сантьяго различил в нем такой знакомый аромат, звук и вкус медленно приближавшегося и наконец осевшего у него на губах поцелуя. Юноша улыбнулся: то был первый поцелуй Фатимы.

С: Я иду, иду к тебе, Фатима.








19




Другие материалы из категории Педагогика



  • Рейтинг@Mail.ru